273-й иап – в бой на истребителях Як-1
вернуться в раздел

Одним из ведущих «яковлевских» истребительных полков в 1941 – 1945 гг. был 273-й иап, сформированный за несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны. Возглавлял эту работу Н.В. Гринев, отличившийся на Халхин-Голе. 17 ноября1939 г. за «умелое командование авиаэскадрильей и проявленный личный героизм при выполнении воинского и интернационального долга» лейтенант Николай Гринёв был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Окончив курсы усовершенствования офицерского состава при Военно-воздушной академии им. Жуковского и ставший капитаном, он с апреля 1941 г. командовал 273-м иап, осваивал новые истребители Як-1, передавал боевой опыт молодым пилотам.

В действующую армию полк попал в середине сентября 1941 г. на Юго-Западный фронт, тогда им командовал капитан А.Н. Ровнин. Это было тяжелое время – враг наступал, после летних боев самолетов, особенно новых типов, на фронте осталось мало. Создав две мощных ударных группировки к северу и юго-западу от Киева, враг стремительным броском вышел в тыл Юго-Западного фронта, огромные потери понесли наши наземные войска и авиация.

К сожалению, к этому времени советское командование еще не умело эффектно сосредоточивать силы, маневрировать ими в сжатые сроки. Тем не менее, из тыла страны прибывали резервы, причем многие полки вооружались теперь машинами МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1. 273-й иап перебазировался на Юго-Западный фронт с Брянского фронта в составе 4-й резервной авиагруппе (РАГ-4) и теперь вел борьбу с врагом бок о бок с 237-м иап на Як-1 в составе РАГ-1. Если до прибытия резервов имелось 197 исправных самолетов, то теперь стало 367, т.е. почти вдвое больше. Маневр авиационными резервами позволил отчасти сдержать натиск врага.

Весной 1942 г. в полк влилась группа сильных и отлично подготовленных летчиков, как мл. лейтенант Ф.Я. Морозов, лейтенанты А.М. Решетов и Е.Н. Жердий и др. При возвращении из разведки в районе Купянска 14 июня 1942 г. лейтенант Евгений Жердий был атакован двумя вражескими истребителями, однако он не растерялся, таранил врага на встречном курсе, выпрыгнул из разбитого «яка», но из-за тяжелой травмы не смог открыть парашюта и погиб. К этому времени летчик совершил 75 успешных боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 4 (из них один — тараном) и в группе 4 самолета противника; он стал первым в полку Героем Советского Союза (посмертно).

В начале немецкого наступления на Юго-Западном фронте полк лишился своего нового командира – 30 июня 1942 г. не вернулся с задания майор И.Т. Кошевой. Советское командование продолжало поиск наиболее оптимальных структур – на основе Маневренной авиагруппы ЮЗФ была сформирована 268-я иад, куда и входил 273-й иап. Теперь частью командовал майор И.П. Суворов, которому уже пришлось в первый месяц войны формировать полк «яков» (237-й). Значительное наращивание объемов производства авиационной техники, успехи управления формирования и боевой подготовки позволили заметно увеличить долю самолетов Як-1 в составе 8-й воздушной армии, созданной на базе ВВС Юго-Западного фронта.

Оборона на Дону, дальних и ближних подступах к Сталинграду – одновременно трагические и героические страницы нашей военной истории. Здесь у 273-го иап появилась своя специализация – разведка в интересах армейского и фронтового командования, а также штаба 8-й ВА. В условиях насыщенной истребителями ПВО противника, когда другие типы наших самолетов имели мало шансов проникнуть к охраняемым объектам, пары скоростных «яков» отрывались от преследователей, а в случае невозможности уйти на скорости, принимали и выдерживали бой с «мессершмиттами». Многих летчиков-разведчиков хорошо знал командующий генерал Т.Т. Хрюкин, который лично ставил им задачу, а потом опрашивал после возвращения из полета.

12 августа 1942 г. ст. лейтенант Алексей Решетов получил задание найти советские войска, окруженные противником, и сбросить им вымпел. Несмотря на сильное противодействие вражеских истребителей и беспорядочный огонь с земли, наш летчик прорвался к заданному месту, точно сбросил приказ, после чего благополучно вернулся. К этому времени А.М. Решетов выполнил с 22 июня 1941 г. ровно 300 боевых вылетов, включая 51 на разведку, имел на счету 5 личных и 3 групповых победы. «Храбрый, смелый, решительный командир, искусный разведчик», – характеризовал летчика командир полка майор И.П. Суворов, представляя ко второму ордену Красного Знамени.  

Ярким и сильным командиром был сменивший Суворова батальный комиссар Я.А. Трощенко, опытный и мудрый наставник, участник боев на Халхин-Голе, который совмещал две должности: командирскую и комиссарскую. Такие лидеры помогали нам выстоять в самые трудные дни Сталинградской битвы, когда люфтваффе господствовали в небе над Волгой. Однако 14 ноября 1942 г. во время пилотажа на малой высоте самолет разбился, Яков Александрович погиб. Полк принял капитан Б.Н. Еремин, до этого сражавшийся в 296-м и 9-м гв. иап, отлично овладевший истребителем Як-1. Он вспоминал:

«273-й полк несколько отличался от других истребительных полков дивизии не только той внутренней атмосферой, которая шла от незаурядной личности Я.А. Трощенко, но и спецификой своей работы: полк в основном специализировался на ведении воздушной разведки на истребителях, и роль его – не только в дивизии, но и во всей воздушной армии – была очень велика… Истребитель по сравнению с другими типами машин имеет ограниченный радиус действия. Но у истребителя есть и важнейшее преимущество – он не нуждается в прикрытии, сам себе способен проложить путь».

Это отлично понимало и командование. Признавая заслуги ведущих летчиков в выполнении так называемой силовой разведки, т.е. получения ценной информации с боем, учитывая накал сражения на берегах Волги, генерал Т.Т. Хрюкин наградил накануне нашего контрнаступления под Сталинградом группу летного состава орденами и медалями, а полк – представил к преобразованию в гвардейский. После приказа народного комиссара обороны СССР № 374 от 22.11.1942 г. он стал именоваться 31-й гв. иап. Одновременно его усилили лучшими летчиками других «яковских» полков.

В декабре полк и его командир стали известны далеко за пределами Сталинградского фронта в связи с почином пасечника артели «Стахановец» Саратовской области Ферапонта Петровича Головатого, отдавшего личные сбережения – 100 000 рублей – на постройку самолета, а когда истребитель Як-1 построили, попросил передать его командиру 31-го гв. иап майору Борису Николаевичу Еремину. Было хорошо известно (об этом писала «Правда»), что Головатый направил письмо Верховному Главнокомандующему и получил ответ И.В. Сталина:

 
«Спасибо Вам, Ферапонт Петрович, за Вашу заботу о Красной Армии и ее Воздушных силах. Красная Армия не забудет, что Вы отдали все свои сбережения на постройку боевого самолета. Примите мой привет».

Важно сказать, что движение материальной помощи фронту стало всенародным. Вслед за саратовцами, поступали деньги из Москвы, Узбекистана, Башкирии… Целые эскадрильи «яков», «илов», «лавочкиных» с дарственными надписями, означающими, что они построены на личные сбережения трудящихся, поступили в действующие части, начиная с зимы 1942 – 1943 гг. В мае 1944 г., когда первый Як-1 майора Еремина после аварии вышел из строя, пасечник Головатый собрал деньги на второй истребитель – на этот раз Як-3 – на этой машине Борис Николаевич Еремин закончил войну, машина до 1990-х годов украшала музей ОКБ им. Яковлева.