Девятаевцы. Побег из плена на неприятельском самолете
вернуться в раздел

В настоящее время, мы знаем несколько случаев, когда наши летчики совершали побег из неприятельского плена на угнанных самолетах. Самый известный – подвиг человека-легенды Михаила Петровича Девятаева, Героя Советского Союза написано несколько книг, сложены песни, сняты фильмы. Командир звена 104-го гв. иап (9-я гв. иад, 2-я воздушная армия) гв. ст. лейтенант Девятаев 13 июля 1944 г. западнее Горохува на Аэрокобре был сбит в воздушном бою и попал в плен.

После допроса Михаила Девятаева перевели в Лодзинский лагерь военнопленных, откуда вместе с группой военнопленных-лётчиков он совершил первую и неудачную попытку побега, и беглецов отправили в лагерь смерти Заксенхаузен. Затем он был отправлен на остров Узедом, где в ракетном центре Пенемюнде шли разработки нового оружия Третьего рейха — крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2». 8 февраля 1945 г. группа советских военнопленных из 10 человек захватила немецкий бомбардировщик He 111 H-22, совершив на нём побег из концлагеря. Пилотировал его Девятаев (в лагере его звали Степан Никитенко, настоящая фамилия – Девятайкин). В районе линии фронта самолёт обстреляли советские зенитные орудия, пришлось идти на вынужденную посадку. «Хейнкель» сел на брюхо южнее деревни Голлин (Польша), в расположении артиллерийской части 61-й армии.

Самый последний – побег семи наших летчиков 16 августа 1976 г. из Кандагара на своем же самолете Ил-76 казанской компании «Аэростан», захваченном 3 августа 1995 г. силами движения «Талибан». 378 дней члены экипажа самолёта находились в плену. При очередном техобслуживании экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы – времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо никто не сливал. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран, причём на предельно малых высотах, и только потом вернулся в Россию.

Указом президента России № 1225 от 22 августа 1996 г. звание Героя России присвоили первому пилоту Владимиру Ильичу Шарпатову и второму пилоту  Газинуру Гарифзяновичу Хайру́ллину. Также орденами были награждены остальные пять членом экипажа: Александр Здор, Асхат Аббязов, Юрий Вшивцев, Сергей Бутузов и Виктор Рязанов.

Оказывается, были и другие примеры. Лошаков, Николай Кузьмич, советский лётчик-истребитель из 14-го гв. иап 13-й ВА, был сбит в воздушном бою 27 мая 1943 г. и попав в плен. К этому времени он совершил 121 боевой вылет, сбил 2 вражеских самолёта лично и 1 – в группе. После многочисленных допросов в плену, Николай Лошаков даёт согласие на службу в так называемой «авиации РОА», которую создавал генерал-изменник А.А. Власов. 11 августа 1943 г., вместе с другим советским военнопленным, сержантом-танкистом Иваном Александровичем Денисюком, совершил побег из немецкого плена на самолёте «Шторьх».

Однако 4 декабря 1943 г. Лошаков был «осуждён ОСО НКВД за измену во время пребывания в плену» и в январе 1944 г. помещён в «Воркутлаг». 12 августа 1945 г., после тщательного изучения всех обстоятельств побега и опроса свидетелей, освобождается из лагеря со снятием судимости. (Причём его напарник по побегу Иван Денисюк был осуждён на 20 лет, а освобождён был только в 1951 г.). Затем Николай Лошаков работал авиамотористом в авиаотряде комбината «Воркутауголь», но уже через пару месяцев становится начальником центрального аэропорта авиаотряда.

Полностью реабилитирован в апреле 1959 г. С 1970 по 1983 г. работал председателем Воркутинского территориального совета ВОИР. Имел звание «Почётный шахтёр СССР» и «Заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР». Незадолго до смерти, последовавшей в феврале 1984 г., вернулся на родину, в г. Краснодар.

Еще более удивительная история побега ст. лейтенанта Владимира Сергеевича Москальца, лейтенанта Пантелеймона Владимировича Чкуасели и мл. лейтенанта Арама Саркисовича Карапетяна. Она напоминает остросюжетный детектив. Началось с того, что пленные летчики сдружились в концлагере, договорились держаться вместе и при первой же возможности вырваться на свободу. С этой целью в январе 1944 г. они завербовались в 1-ю восточную эскадрилью Холтерса – Мальцева, базировавшуюся в Лиде.

У каждого из пленных была своя история борьбы с врагом. Так, Москалец до плена воевал на Карельском фронте командиром звена 80-го бап, летал на самолётах СБ-2 и Пе-2, совершил 66 боевых вылетов. 10 марта 1943 г. его самолёт сбила зенитная артиллерия противника. Выпрыгнув на парашюте, он оказался в финском лагере военнопленных. Потом была тюрьма в Таллине, лагерь в Ангербурге и, наконец, Морицфельде, где собирали лётчиков, давших согласие на сотрудничество с люфтваффе. Чкусели и Карапетян ранее воевали на штурмовиках, первый в – 703-м, второй – в 800-м шап.

Ещё в Ангербурге лётчики подружились, договорились держаться вместе и при первой же возможности бежать. С этой целью они дали согласие войти в состав «1-й восточной эскадрильи» капитана М. Тарновского и в январе 1944 г. всех перебросили в город Двинск. Там их переучили на старые самолёты Ar 66C и Go 145A, которые немцы использовали как ночные легкие бомбардировщики, часто применяли против партизан. В Двинске лётчики постоянно искали связи с партизанами и даже вышли на них через связную, но в это время эскадрилью неожиданно перебросили на Лидский аэродром в Белоруссию. Установив и там связь с партизанами, летчики готовили побег.

Он прошел успешно. Взлетели прямо со стоянки, поперёк взлётной полосы, хотя погода оказалась пасмурной. И вскоре легкомоторные самолеты приземлились в обусловленном месте. Беглецов включили в состав бригады "Неуловимые" и они воевали с немцами до её расформирования. Потом их отправили в Москву. А оттуда – в проверочно-фильтрационный лагерь под Подольском. 29 декабря 1944 г. Москалца, Карапетяна и Чкуасели арестовали. На допросах они заявляли следователю, что «на службу к немцам пошли с целью быстрейшего перехода на сторону советских войск и что во время полётов на бомбометание сбрасывали бомбы на "невзрыв" и в болото», но следователи им не поверили – каждый был осужден за измену родине к лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на 10 лет, с поражением в правах на 5 лет.

Справедливость восторжествовала лишь в конце 1950-х гг., когда после проведения Главной военной прокуратурой дополнительной проверки, был поставлен вопрос об отмене незаконного приговора. 23 марта 1959 г. военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение о прекращении этого дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В определении говорилось:

«В ходе проверки настоящего дела были допрошены бывший командир одного из партизанских отрядов Сапожников Т.С., начальник оперативного отдела партизанской бригады Волков Н.В. и другие лица, из показаний которых следует, что объяснения Чкуасели, Москальца и Карапетяна по поводу их связи с партизанским отрядом и обстоятельств перелёта на сторону партизан являются правильными».

Честное имя героев было восстановлено.