Истребитель И-16. Первые бои с самолетами немцев и их союзников
вернуться в раздел

Накануне вероломного нападения Германии на нашу страну истребители Н.Н. Поликарпова И-16 являлись хорошо освоенными и самыми массовыми в западных приграничных военных округах. По данным военных архивов, к июню 1941 г. из 4226 истребителей «шестнадцатые», называемые летчиками часто «ишаками», составляли 1636, что составляло примерно 40%. Самая большая группировка имелась в ВВС Киевского Особого военного округа (ОВО) – 455, ВВС Ленинградского ВО – 396, ВВС Западного ОВО – 361, ВВС Одесского ВО – 281 и ВВС Прибалтийского ОВО – 142 И-16. Еще 344 такими истребителями располагали ВВС Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Реальное количество машин было больше, поскольку здесь не учтены учебно-тренировочные УТИ-4 (на основе И-16), а также разные другие отдельные подразделения.

Результаты налетов врага утром 22 июня имели для нас без преувеличения катастрофические последствия – многие И-16 сгорели (эти истребители являлись, пожалуй, главными целями для атак немецких самолетов), другие пришлось оставить из-за различных неисправностей и они стали трофеями врага. В то же время, несмотря на внезапность нападения и большие потери на земле, летчики «и шестнадцатых» оказали наиболее ожесточенное противодействие вторгшемуся врагу. Первым в 4 ч 25 мин, т.е. через несколько минут после вторжения врага, таранил бомбардировщик Не 111 лобовым ударом ст. лейтенант И.И. Иванов из 46-го иап – это произошло в районе Жолква, недалеко от того места, где в сентябре 1914 г. первый в истории таран совершил русский летчик Петр Николаевич Нестеров. Как и его знаменитый предшественник, Иван Иванович погиб (вместе со всем немецким экипажем) и посмертно был представлен к званию Героя Советского Союза.

Наиболее успешно действовали «ишаки» ВВС Одесского ВО, ставших в первый день войны ВВС Южного фронта. Здесь ряд командиров авиационных полков, как майор Б.А. Рудаков, возглавлявший 67-й иап, заблаговременно подняли свои истребители в воздух, что позволило более или менее успешно отразить налеты групп немецких и румынских самолетов. По советским документам, за 22 июня полк выполнил 117 боевых вылетов, отразил 4 налета, сбил 13 неприятельских самолетов, потеряв 2 своих И-16. Особенно отличился ст. лейтенант А.И. Мокляк, который пулеметным огнем сбил двух врагов, а третьего таранил. Но и этот герой погиб – многим летчикам победы достались тогда ценой собственных жизней.

Воздушный таран еще перед войной, в ходе конфликтов в Испании, Китае, Монголии рассматривался и как героический поступок, и как крайняя мера. Однако 22 июня для людей, стремящихся хотя бы таким образом задержать врага, отразить вторжение захватчиков, таран стал боевой практикой. Кроме того, советские летчики применяли подобный способ боя в случаи боевого азарта, отчаянной ситуации, а также при отказе вооружения или израсходования всего боекомплекта. Если в предвоенные годы многие командиры не приветствовали тараны, то в условиях военных неудач 1941 г. решение летчика применить подобную крайне опасную тактику даже поощрялись.

Так, 27 июня ленинградский летчик мл. лейтенант Петр Харитонов из 158-го иап тараном сбил Ju 88 у Пскова. На следующий день два его однополчанина мл. лейтенанты Степан Здоровцев и Михаил Жуков таким же образом уничтожили еще по одному бомбардировщику. Во всех трех случаях пилоты совершили вынужденные посадки и остались живы. Командующий ВВС Северного (Ленинградского) фронта генерал А.А. Новиков впоследствии писал:

«Через день или два после таранных ударов Здоровцева и Жукова я докладывал командующему войсками Северного фронта М.М. Попову и А.А. Жданову о трех героях-однополчанах и предложил представить их к званию Героя Советского Союза.

В тот же день, только несколько позже, Жданов при мне позвонил в Москву и доложил И.В. Сталину о героях-ленинградцах. Сталин поддержал наше представление о награждении отличившихся летчиков. Никаких документов об этом в архивах не сохранилось, их просто не было. Разговор Жданова со Сталиным да телеграмма в Ставку заменили обычные наградные листы. 8 июля 1941 г. появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении П.Т. Харитонову, С.И. Здоровцеву и М.П. Жукову звания Героя Советского Союза. Так первыми из летчиков, получивших в Великую Отечественную войну это высшее боевое отличие, стали ленинградцы».

Как известно, авиация Западного ОВО в результате первых бомбардировок лишилась значительной части своих самолетов. Однако некоторые соединения, расположенные не у границы, а в 150 – 200 км от нее, нападению утром 22-го не подверглись. В таком положении находилась 43-я авиадивизия, которой командовал генерал-майор Г.Н. Захаров, отличившийся в боях в Испании. В каждом из четырех авиаполков имелось от 54 до 62 истребителей Поликарпова (всего дивизия располагала 175 И-16 разных типов, включая пулеметно-пушечные модификации и 60 И-153) с базированием на аэродромах Могилева и Орши.

По донесению летчиков, 24 июня летчики только одного 163-го иап сбили 21 неприятельский самолет; как отмечал комдив генерал Захаров, столько потом за сутки не удавалось сбить даже целой дивизией. Организованное противодействие врагу и частые налеты бомбардировщиков врага без прикрытия своими истребителями давали свои результаты – в большинстве случаев И-16 сбивали больше, чем несли потерь. Однако непрерывные налеты неприятельских бомбардировщиков на наши аэродромы и частые вылеты на штурмовку прикрытых зенитными средствами колонн сильно сократили численность боеготовых машин – через две недели 43-я дивизия сократилась до размеров одного полка.

В отчете ВВС Западного фронта дается такая оценка боев соединения генерала Захарова за самый тяжелый период войны: «43-я истребительная авиадивизия выполняла задачи по отражению и уничтожению авиации противника в воздухе, на подступах к Минску, Пуховичам, Бобруйску, Могилеву, Смоленску и Вязьме. Сопровождала бомбардировочную авиацию, уничтожала авиацию противника на аэродромах и живую силу на фронте, вела разведку и прикрывала наземные войска. 43-я дивизия произвела 4638 самолето-вылетов с общим налетом 5956 ч. За этот период сбила в воздушных боях 167 самолетов противника, потеряв своих: 63 самолета уничтожено на земле, 26 сбито в воздушных боях, в катастрофах – трех летчиков».