Кенингсбергская операция. Часть 1
вернуться в раздел

Война пришла туда, откуда начиналась

В период подготовки к наступлению Ставка ВГК пополнила фронты личным составом, вооружением, боевой техникой, осуществила крупные перегруппировки. В результате на восточно-прусском направлении к началу операции имелось 14 общевойсковых, одна танковая и две воздушных армии, а также 4 танковых, механизированный и кавалерийский отдельные корпуса, позволив обеспечить превосходство над противников двукратное по живой силе, в 3 – 5,5 раза по боевой технике, что сулило успех при проведении наступательной операции с решительными целями.

Первыми этапами Восточно-Прусской операции стали Инстербурско-Кёнигсбергская операция 3-го Белорусского фронта генерала армии И.Д. Черняховского и Млавско-Эльбингская операция 2-го Белорусского фронта маршала К.К. Рокоссовского, планы которых отличались не слишком разительно. Первое объединение переходило в наступление 13-го, второе – на сутки позже. Планировалось после мощной артиллерийской и авиационной подготовки прорвать фронт противника на участке шириной 20 – 30 км, отразить возможные контрудары неприятеля, развить успех за счет ввода в сражение вторых эшелонов. Важно, что взаимодействие фронтов, не запланированное в октябре 1944 г., сулило большие перспективы. Предусматривалось обеспечить темп наступления 10 км в сутки при прорыве тактической полосы обороны и 12 – 15 км – в оперативной глубине.

Несмотря на концентрацию значительных сил и средств на направлении главного удара (например, плотность танков прорыва для 39-й армии [3-й Белорусский фронт] составляла 30 ед. на 1 км), создание превосходства над врагом в 7 раз в танках и САУ, 5 раз в живой силе, 10 по артиллерии, наступление уже в первый день развивалось не по плану, поскольку артподготовка оказалась малоэффективной, значительная часть огневых средств противника не была подавлена. В документах 144-й стрелковой дивизии за 13 января, наступавшей на гумбиннен-инстербургском направлении, отмечалось: «В ходе боя было установлено, что противник в первой траншее имел только прикрытие (до трети сил), а главные силы в ночь на 13 января отвел во вторую траншею».

С аналогичными проблемами столкнулись наступающие войска 2-го Белорусского фронта, где приходилось неоднократно отражать контратаки противника с участием танков и штурмовых орудий. Отступая, враг минировал дороги и населенные пункты, разрушал мосты, взрывал переправы. Такие города как Модлин (Новогеоргиевск), превращенные в крепости, приходилось брать штурмом. Так, командарм-48 генерал-лейтенант Н.И. Гусев докладывал:

«В 18.00 18 января соединения 42-го стрелкового корпуса, завязав бой на северо-восточной и юго-восточной окраинах г. Млава, после короткого, упорного боя к 20.00 полностью овладели городом и очистили его от противника. В 11.00 передовой отряд… под командованием капитана Карпенко стремительным броском перейдя границу Восточной Пруссии, овладел крупным населенным пунктом Ривоцыны…».

А 24 января войска 11-й гв. армии, ставшие теперь вторым эшелоном 3-го Белорусского фронта, продвинулись с напряженными боями до 16 км, прорвав, несмотря на нелетную погоду и отсутствие поддержки с воздуха, важный оборонительный рубеж на реках Дайме, Прегель и Алле на протяжении более 25 км. Вскоре они вплотную подошли к внешнему оборонительному обводу Кёнигсбергской крепости. В те дни Гитлер отстранил прежнего командующего группой армий, назначив на его место генерал-полковника Л. Рендулича. Один из взятых в плен немецких офицеров на допросе показал: «Изучая военную историю, мы знали о “чуде на  Висле”, “чуде на Марне” и надеялись на чудо на Дайме, но чуда не случилось. Оборонительная линия здесь была действительно мощная, но люди, которые должны были ее защищать, оказались к этой задаче непригодны».

Штаб 3-го Белорусского фронта ежедневно докладывал в Генеральный штаб об итогах очередных суток. Например, 27 января 1945 г. в боевом донесении отмечалось, что наступление войск фронта успешно продолжалось, с ожесточенными боями передовые группы продвинулись до 13 км, подойдя к Кёнигсбергу на удаление до 8 км. По предварительным данным, за день боя захвачено 660 пленных, 156 орудий, 10 железнодорожных эшелонов с грузом (400 вагонов), занято до 300 населенных пунктов. «Противник на всем фронте оказывал сопротивление нашим наступающим войскам, особенно ожесточенное на подступах к Кёнигсбергу, где предпринимал неоднократные атаки пехоты с танками, – отмечалось в документе. – В контратаках на отдельных участках со стороны противника одновременно участвовало до полка пехоты и 35 танков».