Кенингсбергская операция. Часть 2
вернуться в раздел

Тогда и теперь

В Восточной Пруссии немцы создали мощный плацдарм, пригодный как для длительной упорной обороны, так для нанесения флангового удара по войскам, наступающим в направлении Варшава, Берлин. План обороны этого района был разработан еще в конце XIX века под руководством тогдашнего начальника немецкого Генерального штаба А. фон Шлиффена, а после его отставки уже в начале ХХ века доработан и модифицирован последователем Г. фон Мольтке (младшим). Один из немецких генералов, толкователей плана, подчеркивал важное значение активной обороны в Восточной Пруссии, основанной на отсечении войск противника, наступающих со стороны Немана:

«Русские при их наступлении будут разобщены Мазурскими озерами. Это обстоятельство мы используем, чтобы разбить одну русскую армию прежде, чем сможет подойти другая. При ограниченном числе войск, которым должно обойтись германское командование, легче создать превосходство против внутреннего фланга противника, чем против внешнего. Мазурские озера дают хорошее прикрытие для сосредоточения [нашей] армии, там она сможет занять выжидательное положение…».

Как известно, наступление русских войск в конце лета 1914 г. в Восточной Пруссии успешно началось, но затем ход событий резко изменился. Пользуясь плохим взаимодействием 1-й и 2-й русских армий, некомпетентностью их командующих генералов П.К. Ренненкампфа и А.В. Самсонова, нераспорядительностью царской ставки и Главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Я.Г. Жилинского, их слабым управлением операцией, провалами разведки, противник атаковал русские армии поочередно превосходящими силами, нанеся тяжелое поражение, после чего уцелевшие войска покинули данный район.

Рассматривая и сравнивая наступательные операции наших войск в Первую и Вторую мировые войны советский генерал Н.А. Таленский отмечал: «Редко в военной истории встречаются две операции, разделенные сравнительно небольшим историческим промежутком, которые так бы совпали по своим внешним формам и так резко различались бы по результатам и ходу боевых действий, как Восточно-Прусская операция Красной Армии в 1945 г. и Восточно-прусская операция старой армии в 1914 г.».

Действительно, войска 3-го Белорусского фронта генерала армии И.Д. Черняховского наступали примерно на том же операционном направлении, где наступала 1-я русская армия, также наблюдалось сильное сходство в первоначальных действиях 2-го Белорусского фронта маршала К.К. Рокоссовского и 2-й русской армии. Однако Красная Армия в 1945 г., обладая столь мощными средствами для наступления, взлома долговременных оборонительных сооружений врага из камня, железобетона, стали (значительно превосходившие те, что создавались немецкими инженерами-фортификаторами в начале века), как тяжелая артиллерия, танки, авиация, также превосходила царскую армию в опыте и квалификации личного состава, прежде всего офицеров.

В результате энергичных, решительных и согласованных действий двух фронтов маршалу Рокоссовскому не пришлось постоянно опасаться за свои фланги, поскольку с первых дней январского наступления «немцев сразу схватила за горло Красная Армия», им были не до нанесения контрударов. В историческом исследовании утверждается:

«Одним ударом была сведена к нулю так долго создававшаяся система обороны Восточной Пруссии путем маневра по внутренним операционным линиям. “Счастье Танненберга” (с 1410 г. эта деревня стала символом борьбы между немцами и славянами, здесь разбили крестоносцев, а после победы в первые недели Первой мировой многие в Германии полагали, что поражение под городом царской армии символично, ознаменовало перемену в судьбе их страны. – Прим. авт.) не вывезло, и глубоко символичен тот факт, что памятник Гинденбургу, с именем которого связан успех немцев в Восточной Пруссии в 1914 г., взорвали сами немцы при отходе».