Кенингсбергская операция. Часть 3
вернуться в раздел

Гибель командующего

В ходе советского наступления выявилось шесть обособленных неприятельских группировок. Ликвидация хейльсбергской началась 10 февраля и проходила в исключительно тяжелых условиях. Хейльсбергский укрепленный район, один из самых мощных, имел свыше 900 железобетонных и множество деревоземляных оборонительных сооружений, а также противотанковые и противопехотные заграждения. «С упорством обреченных цепляясь за каждый рубеж, за каждое укрепление, гитлеровцы стремились задержать наше продвижение вперед, – вспоминал маршал А.М. Василевский. – Войска 3-го Белорусского фронта были утомлены ожесточенными боями, несли большие потери. Это снижало их ударную силу. 15 февраля в докладе на мое имя об этом сообщал К.К. Рокоссовский. Восполнить потери к началу второго этапа операции не удалось, так как основное внимание советское командование уделяло, естественно, берлинскому направлению. Обстановку осложняла резко ухудшившаяся погода. Действия наших войск приняли весьма напряженный и довольно затяжной характер. Преодолевая одну оборонительную позицию за другой, они медленно продвигались вперед, стремясь расколоть хейльсбергскую группировку на части, но желаемого успеха не имели».

В ночь на 18 февраля Верховный Главнокомандующий порекомендовал начальнику Генштаба маршалу А.М. Василевскому выехать в Восточную Пруссию для помощи войскам и командованию, возложив на него координацию действий 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов. А в разгар следующего дня пришла горестная весть: в районе города Мельзак смертельно ранен И.Д. Черняховский. В правительственном сообщении говорилось:

«18 февраля скончался от тяжелого ранения, полученного на поле боя в Восточной Пруссии, командующий 3-м Белорусским фронтом генерал армии Черняховский Иван Данилович – верный сын большевистской партии и один из лучших руководителей Красной Армии. В лице товарища Черняховского государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Великой Отечественной войны...».

В тот роковой день и час генерал армии Черняховский ехал на командный пункт 3-й армии, когда возле его автомобиля разорвался артиллерийский снаряд. Осколок навылет пробил его грудь. Довезти до санитарной части Ивана Даниловича не успели. История имеет для автора личный оттенок: мой дед, капитан Роман Иванович Носов был связистом в штабе 3-го Белорусского фронта, командующий погиб на его глазах. По словам деда, находившегося рядом в соседней машине, имел место случайный обстрел «по площадям», Иван Данилович единственный пострадал от попадания осколка в борт небронированного «виллиса», до самой кончины находился в сознании, давал какие-то распоряжения, даже не думал, что рана смертельна...

После войны эта часть восточно-прусских земель отошла к Польше, Мельзак переименовали в Пененжно, а на месте смертельного ранения командующего был установлен памятник, у которого всегда лежали живые цветы. Однако ныне монумент решили снести, националисты и местные радикалы попытались сорвать церемонию у памятника советскому генералу, приуроченную к 70-й годовщине его гибели. Очень жаль! Насколько известно, поляки, даже без симпатий относящиеся к СССР и России, не считают гитлеровскую оккупацию Польши в 1939 – 1945 гг. благом для своей страны. Живы и те, кто в рядах Войска Польского вместе с Красной Армией освобождали страну – у них иной взгляд на те события. Демонтаж накануне Дня Победы памятника полководцу, чьи войска очистили Пененжно от нацистских орд, который отдал жизнь за освобождение этого и многих других городов Польши от оккупации не делает чести тем, кто принимал подобное решение, даже если ими двигало желание любой ценой понравиться нынешним заокеанским покровителям.

 

Вернемся к освещению советского наступления. С 21 февраля маршал А.М. Василевский назначался командующим 3-м Белорусским фронтом с освобождением от должности начальника Генштаба, именно под его началом войска завершали Восточно-Прусскую операцию, штурмовали Кёнигсберг, другие немецкие цитадели. О своем предшественнике, которого хорошо знал по совместно проведенным операциям, чью утрату тяжело переживал, Александр Михайлович отзывался исключительно тепло: «Хорошее знание войск, многообразной и сложной боевой техники, умелое использование опыта других, глубокие теоретические знания позволяли Черняховскому отлично управлять войсками, входившими в состав его фронта, решать сложнейшие задачи, которые ставило перед ним Верховное Главнокомандование. В бою Черняховский находился на наиболее ответственных участках, внимательно следя за действиями своих войск и противником. Он чутко прислушивался к мнению подчиненных. Смело использовал все новое и полезное в обучении войск и организации боя. Солдаты, офицеры и генералы любили своего командующего прежде всего за человечность и заботу о них, за отвагу и бесстрашие, за твердость и настойчивость при проведении в жизнь решений, за прямоту и простоту в обращении, за гуманность и выдержку, за требовательность к себе и к подчиненным. Да, он был строг и требователен. Но никогда не позволял себе унижать достоинство человека...».