Кенингсбергская операция. Часть 4
вернуться в раздел

Штурм Кёнигсберга

Ликвидация группировок противника с учетом оперативных пауз сильно затянулась. Причинами этого стали сохранение врагом своих морских коммуникаций (через Данцигскую бухту), значительное истощение советских войск, где многие стрелковые дивизии потеряли до половины состава, имевшегося на начало января 1945 г., плохие метеорологические условия и весенняя распутица, затруднявшие использование авиации и танков, сделавшие непроходимыми грунтовые дороги, мешавшие выполнению энергичных маневров. Красная Армия нанесла ряд последовательных ударов прежде чем приступила к разгрому кёнигсбергской, самой сильной группировки врага, опиравшейся на мощные фортификационные сооружения старой крепости. Здесь, по данным нашей разведки, имелся гарнизон в 130 тыс. чел.

Немцы сделали все возможное для усиления обороны фортов и бастионов. «Крушение Восточного фронта привело в Кёнигсберг много разбросанных частей и отбившихся солдат, которых предстояло учесть, заново снарядить и сформировать в подразделения. Патрульная служба проделала огромную работу по учету. Все имевшиеся в наличии боеспособные унтер-офицеры и солдаты направлялись в штаб Вюрдига, занимавшегося вопросами формирования, – вспоминал комендант крепости генерал О. Ляш. – По моим подсчетам, через штаб по формированию войск на фронт было отправлено около 30 000 человек. Удивительно, что удалось собрать столько годных для фронта людей, несмотря на то, что во многих случаях остатки разбитых ранее подразделений без особого на то приказа непосредственно вливались в действующие части».

Тем временем Красная Армия со всех сторон обступила крепость. Решающее наступление войск 3-го Белорусского фронта началось в полдень 6 апреля, и штурмовым группам сопутствовал успех, только пленными мы захватили до 700 солдат и офицеров.

Штаб фронта доносил новому начальнику Генерального штаба генералу армии А.И. Антонову:

«Взламывая пояс мощных долговременных сооружений, преодолевая сильное огневое сопротивление и контратаки противника, наступающие части с упорными боями продвинулись от 2 до 4 км, захватили два и блокировали три долговременных форта, овладели шестью дотами, 102 кварталами на северо-западной, северной и южной окраинами города и 15 населенными пунктами, непосредственно прилегающими к Кёнигсбергу»

Не имея заметного перевеса над противником в живой силе, наше командование стянуло к Кёнигсбергу крупные танковые силы, до 5000 орудий и минометов (в 2,4 раза больше, чем у немцев), включая 47% тяжелых орудий, орудий большой и особой мощности. Для обстрела важных целей, находившихся вне пределов досягаемости полевой артиллерии, а также для воспрещения эвакуации войск и техники по Кёнигсбергскому морскому каналу предназначалось пять морских батарей, вооруженных 15 орудиями калибра 130 и 180 мм. Накануне и в ходе штурма эти орудия использовались преимущественно для подавления артиллерии неприятеля.

Огромную роль ВВС Красной Армии в успехе штурма признавал и неприятель: «Погода с 6 по 9 апреля стояла ясная, небо было безоблачным, что весьма благоприятствовало наступлению русских. Самолеты [советского] противника каждый день почти беспрерывно совершали боевые вылеты, сбрасывая бомбы всех калибров на подходящие цели, главным образом на еще уцелевшие городские кварталы, такие как Верхний Хаберберг и Нижний Хаберберг. Противовоздушной обороны мы почти не имели. Вечером 6 апреля город горел уже во многих местах… Командные пункты, санитарные эвакопункты и дивизионные пункты медицинской помощи были переполнены ранеными – солдатами и горожанами. Кёнигсберг, куда ни взгляни, представлял собой страшную картину. Воздух наполи дым и гарь, небо по ночам пылало в зареве пожаров и летящих искр».

Да, воздушная операция, где приняли участие 1, 3 и 18-я воздушные армии, усиленные бомбардировщиками 4-й и 15-й воздушных армий, частью сил ВВС КБФ, которые подвергли мощным ударам опорные пункты и резервы неприятеля, вылилась в триумф «сталинских соколов». По указанию Главкома ВВС КА маршала А.А. Новикова, 7 апреля 1945 г., когда погода окончательно улучшилась, вслед за тремя группами бомбардировщиков Ту-2 и Пе-2 (всего 246 машин) начался дневной массированный налет 516 дальних бомбардировщиков 18-й воздушной армии (бывшая Авиация Дальнего Действия). Эффективные удары авиации помогли нашим войскам быстро вклиниться в оборону крепости. Массированные вылеты самолетов армии маршала А.Е. Голованова днем стали возможны благодаря безраздельному господству наших ВВС в воздухе – 124 истребителя были выделены для сопровождения дальних бомбардировщиков, а 108 истребителей патрулировали на разных высотах вокруг города, не допуская «мессершмитты» и «фокке-вульфы» к району боевых действий относительно тихоходных Ил-4, Ли-2, других типов бомбардировщиков, блокировали аэродромы истребителей противника.

За трое суток непрерывного штурма советские войска достигли важных успехов. 9 апреля бои развернулись с новой силой. Германская оборона вновь подверглась мощным ударам артиллерии и авиации. Многим солдатам гарнизона стало ясно, что сопротивление бессмысленно.

Воспоминания маршала А.М. Василевского:

«К вечеру 9 апреля вся северо-западная, западная и южная части Кенигсберга были в наших руках. Противник продолжал из последних сил удерживать лишь самый центр и восточную часть города. Наконец комендант Кенигсберга принял первое за последние два дня боев разумное решение… В 21 ч 30 мин генералу О. Лашу был вручен ультиматум советского командования, и он после некоторых колебаний подписал письменный приказ своим войскам о прекращении сопротивления. На рассвете из центра города потянулись первые колонны пленных. Возвратившись на командный пункт фронта, я застал там группу фашистских генералов, которую возглавлял высокий и худощавый комендант павшего Кенигсберга О. Лаш. Я… с восхищением услышал из уст начальника штаба фронта о результатах нашей победы. А результаты оказались весьма внушительные. Уничтожено было 42 тыс. солдат и офицеров противника, пленено почти 92 тыс., в том числе 4 генерала, более 1800 офицеров. В числе трофеев насчитывалось свыше 2000 орудий, 1,5 тыс. минометов, 128 самолетов. На поле боя подбитыми осталось 104 танка и штурмовых орудий, 82 бронетранспортера, 1719 автомашин».

Праздничным салютом отметила Москва подвиг героев. 97 частям и соединениям, непосредственно штурмовавшим главный город Восточной Пруссии, было присвоено почетное наименование «Кёнигсбергских». Всех участников штурма наградили медалью «За взятие Кёнигсберга», учрежденной Президиумом Верховного Совета СССР в честь этой победы. После потери города и мощной крепости гитлеровское командование все еще пыталось удержать Земландский полуостров. К 12 апреля здесь оборонялись восемь пехотных и танковая дивизии, а также несколько отдельных полков и батальонов фольксштурма, входивших в оперативную группу «Земланд», в составе которой имелось около 65 тыс. человек, 1,2 тыс. орудий, 166 танков и штурмовых орудий. Немецким частям предложили ультиматум о сдаче в плен, но он был отклонен.

Новое наступление началось на рассвете 13 апреля. На одних направлениях враг ожесточенно оборонялся, на других приступил к отводу своих войск уже 14-го. В ходе операции при содействии бронекатеров КБФ на дамбу Кёнигсбергского морского канала высадилось два тактических десанта, что способствовало успешному наступлению войск фронта. Бронекатера также поддерживали танкистов и пехотинцев артиллерийским огнем. Враг был деморализован, хотя смог оказывать сопротивление еще несколько дней. Он последовательно оставил с боями гг. Фришхаузен, Пиллау, удерживая узкую косу Фриш-Нерунг до 8 мая 1945 г. Разгром противника на Земландском полуострове явился заключительным аккордом всей Восточно-Прусской операции, блестяще проведенной Красной Армией.

Источники

  1. Галицкий К.Н. В боях за Восточную Пруссию: Записки командующего 11-й гвардейской армией. М.: 1970. С. 96, 97.
  2. Кривошеев Г.Ф. и др. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. М.: 1993. С. 227.
  3. Бомбы сброшены! М.: 2002. С. 207, 208.
  4. Василевский А.М. Дело всей жизни. М.: 1978. С. 447, 448.
  5. Военно-исторический журнал. 1965. № 2. С. 81, 82; 1970. № 2. С. 17, 18.
  6. Сборник тактических примеров из Великой Отечественной войны. Вып. 6. М.: 1952. С. 26.
  7. ЦАМО РФ. Ф. 403. Оп. 9657. Д. 420. Л. 84.
  8. ЦАМО РФ. Ф. 241. Оп. 50226. Д. 121. Л. 14.
  9. ЦАМО РФ. Ф. 241. Оп. 2593. Д. 819. Л. 173.
  10. Шиловский Е.А. и др. Восточно-Прусская операция Красной Армии 1945 г. М.: 1945. С. 6.
  11. Шиловский Е.А. и др. Указ. соч. С. 23.
  12. Шиловский Е.А. и др. Указ. соч. С. 25.
  13. Василевский А.М. Указ. соч. С. 454, 455.
  14. Василевский А.М. Указ соч. С. 456.
  15. Василевский А.М. Указ. соч. С. 456, 457.
  16. Ляш О. Так пал Кёнигсберг. / Пер. с нем. М.: 1991.
  17. ЦАМО РФ. Ф. 241. Оп. 20591. Д. 7. Л. 31.
  18. Русский архив: Великая Отечественная. Документы и материалы. Т. 15 (4 – 10). М.: 2001. С. 208.
  19. Ляш О. Указ. соч.
  20. Советские Военно-Воздушные Силы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. М.: 1968. С. 361, 362.
  21. Василевский А.М. Указ. соч.  С. 571, 572.