Пе-2. Первые герои Великой Отечественной
вернуться в раздел

Фронтовой бомбардировщик Пе-2 конструкции В.М. Петлякова, сыгравший выдающуюся роль в период Великой Отечественной войны, представлял собой несколько необычное явление в советском самолетостроении. Задуманный и спроектированный как высотный истребитель, этот самолет менее чем за полгода был переделан в боевую машину совершенно несхожего назначения – в пикирующий бомбардировщик. Пе-2 пришел на смену бомбардировщику СБ и во время войны стал боевой машиной советской фронтовой бомбардировочной авиации. Его успешное применение связано с именами дважды Героев Советского Союза И.С. Полбина, П.А. Плотникова, В.И. Ракова и многими другими. Однако впервые примеры массового героизма проявили экипажи 31-го и 5-го бап, которых зимой – весной 1941-1942 гг. удостоили гвардейских знамен.

Имея опыт советско-финской зимней войны, 31-й бап вступил в бой с гитлеровскими полчищами в Прибалтике на СБ. Воскресным днем 22 июня 1941 г. в 11 ч 30 мин командир части майор Федор Добыш лично возглавил группу из 50 СБ для нанесения удара по наступавшим вражеским войскам. В результате бомбометания немцам был нанесен существенный урон, при этом ни одна машина полка не была потеряна. Увы, уже следующий вылет (по вражеским танкам у Калвари) оказался не столь успешным – не вернулись 4 экипажа, а уцелевшие доложили об уничтожении оборонительным огнем стрелков четырех Bf 109. Трагичным днем оказалось 26 июня. Из-за плохо организованной связи и отсутствия истребительного прикрытия потери при действиях в районе Даугавпилса оказались огромными – 15 самолетов; погибли многие лучшие пилоты, штурманы и стрелки.

В жестоких боях конца июня – начала июля 1941 г. полк потерял почти всю авиатехнику (из 59 СБ уцелели только 7) и около четверти экипажей (погибли и пропали без вести 49 летчиков, штурманов и стрелков). По воспоминаниям старшего штурмана полка майора М.И. Жернового, ни тяжелые потери, ни явное превосходство врага в воздухе, ни сверхнапряженная работа не сломили однополчан. Они мечтали отомстить за погибших товарищей, уничтожить как можно больше врагов на земле и в воздухе.

По приказу командования 15 июля 1941 г. с аэродрома Старая Русса остатки полка перебазировались в подмосковное Монино, приступив к переучиванию на Пе-2. В августе полк переформировали, уменьшив число эскадрилий сначала до трех (командирами назначили капитанов Морозова, Тупола и Зорина), а затем и всего до двух. На должности рядовых пилотов прибыли вчерашние выпускники летных школ, закончившие обучение досрочно. Им нелегко давалось освоение нового самолета, довольно сложного в пилотировании, особенно при посадке. Немало проблем доставляла и эксплуатация «пешек». Опытные же экипажи быстро оценили достоинства Пе-2, возможность успешного выполнения будущих заданий даже при сильной ПВО противника благодаря высокой живучести конструкции, мощному вооружению и повышенной скорости. К началу осени переучивание в основном закончилось, в часть прибыли 20 новеньких «пешек»,14 экипажей считались готовыми к боевым действиям.

9 сентября 31-й бап убыл на Карельский полк (аэродромы Шуг-озеро, Деревянная) в распоряжение командования ВВС 7-й отдельной армии. В период с 15 сентября по 14 октября 31-й бап произвел 325 боевых вылетов, разрушил пять переправ, уничтожил четыре железнодорожных эшелона и до 50 автомашин. Особенно напряженные действия начались после того, как финские войска вышли к реке Свирь и перерезали Кировскую железную дорогу. 16 октября 1941 г. немцы начали наступление на Тихвин. Серьезная угроза нависла над коммуникациями Ленинградского и Волховского фронтов. В случае соединения восточнее Ладоги немцев и финнов Ленинград оказался бы в двойном кольце. В этих условиях главные усилия ВВС 7-й армии были перенесены на тихвинское направление. С период 10 ноября по 13 декабря 1941 г. авиация этой армии выполнила 692 боевых вылета (включая 85 вылетов Пе-2) с целью истощения группировки врага и поддержки своих войск. При неблагоприятных метеоусловиях, в моросящий дождь и туман, наиболее опытные экипажи по нескольку раз в день поднимались в воздух. Большие заслуги авиаторов 31-го бап в разгроме немецких войск в районе Тихвина (хотя врагу и удалось было на несколько дней захватить город) отметило в документах советское командование.

Приказом наркома обороны от 6 декабря 1941 г. «за проявленную отвагу в воздушных боях с немецко-фашистскими захватчиками, за стойкость, мужество и героизм личного состава» 31-й бап первым среди бомбардировочных полков ВВС КА был преобразован в гвардейский, получив наименование 4-й гвардейский бап (заметим, что в этой первой группе гвардейских полков были четыре истребительных, один штурмовой и всего один бомбардировочный полк). В представлении к гвардейскому званию отмечалось, что летный состав 31-го бап сбросил на врага 9000 различных авиабомб, потопил в Балтике один и повредил два морских транспорта, уничтожил 260 танков, 9 бронемашин, более 350 автомашин, 34 автоцистерн с горючим, 10 зенитных точек, 4 железнодорожных эшелона, один склад горючего, вывел из строя до полка пехоты, сбил в воздушных боях 19 вражеских истребителей.

Гвардейское звание автоматически означало перевод полка на трехэскадрильный штат, увеличение денежного довольствия офицеров в полтора раза, а у рядовых и сержантов – вдвое. Гвардейские полки были, как правило, лучше укомплектованы техникой и летным составом. Так, 9 апреля 1942 г. 4-й гв. бап располагал 32 Пе-2. Однако тяжелые и неудачные для Красной Армии бои на южном участке советско-германского фронта летом и осенью 1942 г. и относительная стабилизация ситуации в районе Ленинграда привели к тому, что пополнения прекратились. Кроме того, многие опытные командиры ушли с повышением на новые должности, включая полковника Ф.И. Добыша (в июне 1942 г. он стал командиром 263-й бад). В сентябре 1942 г. 4-й гв. бап под командованием гв. подполковника И.М. Перепелицы был оперативно придан 14-й воздушной армии Волховского фронта, решая самые разные задачи.

Можно сказать, что 5-му бап повезло – он начал осваивать самолет Пе-2 еще до начала войны. Великую Отечественную войну часть встретила на аэродроме Кулинча, неподалеку от Одессы. 22 июня 1941 г. полк располагал 31 самолетом СБ и 25 Пе-2; половина экипажей прошла переучивание на бомбардировщик Петлякова. Первым вылетел на новом самолете подполковник Ф.П. Котляр, который умело организовал переучивание командного состава своей части и учебно-боевую подготовку. Командующий ВВС Одесского военного округа генерал Ф.Г. Мичугин отдал распоряжение рассредоточить к рассвету 22 июня авиационные части по оперативным аэродромам. В этот день избежать потерь на земле удалось, но на следующее утро противник внезапным ударом уничтожил на стоянках пять Пе-2, погибли моторист и мастер по вооружению полка, до 10 чел. получили ранения. Впрочем, только румынская авиация 22 июня 1941 г. достоверно лишилась 11 самолетов, а еще несколько машин в боях против ВВС Одесского военного округа потеряли немцы.

С самого начала войны и практически до конца лета 1941 г. экипажи 5-го бап наносили бомбардировочные удары по наступавшим немецким и румынским войскам. Помимо тактических целей – мотомеханизированных частей противника, колонн снабжения и наплавных переправ полк бомбил аэродромы Браилов и Галац, участвовал в налетах на нефтеперегонные заводы в Плоешти, разрушал крупные железнодорожные узлы и мосты (к примеру, галацкий мост был атакован двумя девятками бомбардировщиков уже 22 июня 1941 г.). К концу июня в боевом составе 5-го сбап осталось 24 СБ и 20 Пе-2.

Одним из «черных» дней полка оказалось 4 июля – в это день на свой аэродром не вернулись две «пешки» и пять СБ, после чего было принято решение применять последние по возможности ночью и в сумерках. Потом стало известно: Пе-2 ст. лейтенанта В.Е. Москалюка был сбит около у Скулении зенитным огнем. Получив пополнение (18 Пе-2 с московского завода № 39), в конце июля 1941 г. полк располагал 22 СБ и 18 Пе-2.

Одним из наиболее отважных пилотов полка в этот период называли командира 2-й эскадрильи капитана В.В. Анисимова, который более 15 раз на протяжении первого месяца боев водил на задания группы бомбардировщиков. 30 июля 1941 г. бомбардировщик Анисимова был подбит зенитной артиллерией противника в районе украинского города Умань. Из-за малой высоты парашюты пилота и стрелка-радиста не успели раскрыться, а штурман, которому повезло больше, получил серьезные травмы. Местные жители спрятали раненого от немцев. Немного подлечившись, капитан И.Н. Горбанос отправился на восток и после недельных скитаний встретился с партизанами, которые обеспечили его переброску через линию фронта. И тут выяснилось: их экипаж считали погибшем в огненном таране,  В.В. Анисимова посмертно представлении к званию Героя Советского Союза. И хотя реально «огненного тарана» не было, следует признать, что Виктор Васильевич это высокое звание вполне заслужил: именно сброшенные его экипажем бомбы угодили в галацкий мост и именно он выбирал для нанесения ударов по колоннам врага малую высоту, что, несомненно, способствовало повышению эффективности налетов.

2 августа 1941 г. немецкие танки прорвались к Шайтаровке – аэродрому базирования 5-го сбап. В этот день пострадали не только самолеты, не успевшие подняться в воздух. Не располагая средствами борьбы с бронетехникой противника, личный состав полка был вынужден рассеяться. В основном пострадал технический состав. Впоследствии оказалось, что именно в этот день, 2 августа, часть понесла самые тяжелые потери за весь период Великой Отечественной войны (около 70 чел. выбыли из строя).

Однако уже через несколько дней после трагических событий, полк возобновил боевую работу. Впрочем, прорыв к Шайтаровке несомненно негативно сказался на моральном состоянии – погибли в катастрофе почти в полном составе экипажи лейтенанта Арсения Тарасова и ст. лейтенанта Василия Иванова,. (Обращает внимание, что потерь от огня немецких или румынских истребителей в 5-м бап было очень мало). По состоянию на 26 августа полк располагал пятью исправными и пятью неисправными Пе-2. Уцелевшие СБ (девять единиц) передали в ночной бап, сохранивший все тот же номер 5 (эту часть возглавил подполковник Котляр, на время уступив руководство «дневным» полком «пешек» полковнику Г.С. Кучеркову). Суммарные потери 5-го сбап (по всем причинам) за два месяца боев составили 32 Пе-2 и 20 СБ.

С конца августа 1941 г. основной задачей 5-го бап стало ведение разведки в интересах командования Южного фронта. Два вылета в те дни выполнил командир части подполковник Г.С. Кучерков, который, как отмечалось в документах, «пользуется заслуженным авторитетом личного состава». В ходе общего отступления Красной Армии объектами наблюдения для экипажей полка становились города Кривой Рог, Кременчуг, Мелитополь, Запорожье, Днепропетровск, Мариуполь, Ростов-на-Дону, железнодорожные узлы Павлоград, Красноармейское, Барвенково, Лозовая, Сталино.

Вплоть до марта 1942 г., когда ему присвоили наименование 8-й гв. бап, полк входил в состав 21-й ад, затем его включили в 5-ю резервную авиагруппу, а с 5 мая 1942 г. – в 219-ю бомбардировочную дивизию, воевавшую в составе ВВС Южного фронта. К этому времени 109 чел. личного состава были награждены орденами и медалями, а 11 чел. удостоились наград дважды. Всего за 13 месяцев боев полк совершил 3166 боевых самолето-вылетов с налетом 4132 часа, в том числе 365 ч ночью. 27 июля 1942 г. 8-й гв. бап под командованием гв. полковника Г.С. Кучеркова, сдав оставшиеся самолеты в другие части авиадивизии, убыл в Кировобад для переучивания на американские двухмоторные бомбардировщики «Бостон-3» и А-20В, но это уже другая история.