Счастливая судьба «кукурузника».
вернуться в раздел
Поликарпов Н.Н.

Самолет У-2 (учебный-второй, а затем, после кончины своего создателя По-2) конструкции Н.Н. Поликарпова, разработанный в 1927 г., был хорошо известен и любим в Советском Союзе, многие десятилетия он пользовался и пользуется широкой народной популярностью. Он проектировался как самолет-биплан первоначального обучения с мотором воздушного охлаждения М-11 мощностью 100 л.с. по заданию Управления ВВС от 1926 г., но вскоре получил самый разнообразный спектр применения в сельском хозяйстве, для связи, в других областях.

Большой интерес представляет применение самолета в роли легкого ночного бомбардировщика, которое началось осенью 1941 г. и было вызнано огромными потерями наших истребителей, бомбардировщиков, штурмовиков в летние месяцы войны. Считалось, что принятое решение – удачная импровизация в трудное время. Между тем, вскоре после создания машины ввиду хороших взлетных и посадочных характеристик У-2, возникла идея использовать машину в качестве связного самолета в прифронтовой полосе, а при необходимости – легкого разведчика для сопровождения кавалерии и пехоты на марше. В конце 1931 г. Реввоенсовет Советской республики принял специальное постановление по создания такого самолета. Большую роль в успешном выполнении задания сыграли Н.Г. Михельсон и А.С. Москалев, которые установили в задней кабине пулемет ДА сначала на турели, а затем на шкворне; машина получила название У-2ВС («вооруженный самолет»).

 

Выпуск У-2ВС начался в Ленинграде на заводе № 23 в 1934 г. – до конца года было построено 122 таких самолета. Требования военных постоянно менялись, вносились уточнения в техническое задание. В конце 1937 г. конструкторы завода создали важную модификацию, которую назвали эталоном на 1938 г. На самолете поставили пулемет с синхронизатором для стрельбы вперед, усовершенствовали конструкцию турели у штурмана, для которого оборудовали бомбардировочный прицел, специальный столик, бомбодержатели… Самолет прошел испытания, но серийно не строился – к этой идее вернулись уже в годы Великой Отечественной войны.

Как уже говорилось, с сентября 1941 г. началось применение на фронте наскоро переоборудованных самолетов У-2. Как правило, это были невооруженные машины. Чуть позже под руководством Г.И. Бакшаева на заводе № 387, который к этому времени эвакуировали из Ленинграда в Казань, началось проектирование «вооруженного самолета». Он получил и иное обозначение – ЛНБ (легкий ночной бомбардировщик). Конструктор постарался свести доработки к минимуму: под крылом смонтировали 4 балки с бомбодержателями, с возможностью подвески до 200 – 300 кг бомб. Во многом использовался довоенный опыт проектирования У-2ВС. Самолет успешно прошел испытания и с декабря 1941 г. его начали строить серийно.

Самолет нашел применение зимой 1941-1942 гг. в боевых действиях, в частности в ходе контрнаступления под Москвой. В это время плановые задания постоянно возрастали. Остающиеся большие потери нашей авиации в воздухе, перевод учебного процесса подготовки летных кадров на сокращенные сроки обусловили острую потребность в самолетах первоначального обучения. Самолеты УТ-2 конструкции А.С. Яковлева заменить их естественно не могли. В летные училища кроме У-2 направлялись У-2ВС для обучения курсантов навыкам бомбометания, воздушной стрельбы. Кроме того, У-2 начали гораздо шире, чем раньше, использовать в ролях связных и транспортных машин.

Апофеозом применения У-2 в качестве легко ночного бомбардировщика стала Сталинградская битва. Теперь масштаб использования самолетов, часто любовно называемых солдатами «кукурузниками», значительно превзошел все, что имело место до этого в первом период Великой Отечественной. Удары наших ночников в этом сражении не только являлись дополнением, пусть важным и необходимым, к действиям дневных бомбардировщиков и штурмовиков, но играли вполне самостоятельную роль, изматывая и изнуряя неприятеля, наносили ему определенный ущерб в живой силе и технике. О том, насколько велико было значение советской ночной авиации в битве под Сталинградом, можно судить по следующей таблице, составленной по материалам оперативных сводок:

Количество боевых вылетов советской фронтовой авиации под Сталинградом

Месяц Количество самолето-вылетов Из них на борьбу с войсками противника
днем ночью Днем Ночью
Август 8508 4087 Всего по войскам – 6267
Сентябрь 10885 6692 2622 6414
Октябрь 6326 10505 1582 9450

Положительные отзывы применения У-2 со стороны наземных войск поступали не только из-за их интенсивного использования, но также благодаря высокой точности бомбометания, которой временами удавалось добиться. Действительно, при хорошей видимости целей в лунную ночь, экипаж, несмотря на несовершенство прицелов и недостатки конструкции бортового визира, мог «положить» бомбы, скажем, вблизи артиллерийской батареи врага или в его окопах. Ведь скорость полета составляла менее 100 км/ч, а бомбометание велось с малых высот. К тому же, большинство экипажей прекрасно знали район «большого Сталинграда», отлично ориентировались в этом районе.

Тактика ночных легких бомбардировщиков получила дополнительное развитие в октябре. Неоднократно отмечались совместные действия У-2 с другими ночными самолетами, при этом «кукурузники» занимали нижние эшелоны, не поднимаясь выше 800 м. Некоторые экипажи и их командиры обобщили и передали накопленный опыт своим коллегам из соседних частей, предложив выполнять атаки парами и звеньями, когда одни пилоты подсвечивали заданные цели и подавляли зенитные средства и тем самым облегчали работу своим товарищам.

В разгар осени полеты подразделений производились с интервалами 8 – 10 мин, подход к объектам атак с высот 1200 – 2000 м, после чего самолеты с приглушенными моторами снижались до 600 – 800 м, сбрасывая бомбы с планирования, а затем еще больше снижаясь, уходили на восток над самой водой. Боевая работа планировалась таким образом, чтобы наши бипланы оставались над целью всю ночь. Побывавший в 596-м ап под Сталинградом, фронтовой корреспондент Константин Симонов писал о самолетах У-2 и их экипажах в «Красной Звезде» 9 октября 1942 г.:

«Летчики свыклись со своими машинами и полюбили их за точность бомбометания, безотказность, простоту взлета и посадки, за то, что эти их машины, такие слабые с виду, тихоходные, несовершенные, оказались на самом деле грозным оружием. В любую погоду они летают шесть раз в ночь, летают всюду, куда им прикажут, и они знают, что ни к одному самолету пехота там, на земле, не относится так нежно, как к ним. Их, летающих так низко, что кажется, вот они заденут тебя колесами, пехота в зависимости от пейзажа называет то “лесником”, то “кукурузником”, то “огородником”, но сколько одобрения и даже нежности в этих насмешливых названиях!».