Как осваивали Як-1. Страницы истории 11-го иап
вернуться в раздел

Из нового поколения истребителей, созданных и запущенных в серию накануне войны, наиболее удачным оказался Як-1, разработанный в ОКБ А.С. Яковлева. Огромную роль в судьбе этой машины сыграл 11-й иап, который осваивал первые серийные машины, где проходили войсковые испытания будущего грозного истребителя. Полк, входивший с конца 1938 г. в систему ПВО Москвы, был тесно связан с первыми «яками». Действительно, в конце апреля 1940 г. было принято решение о запуске самолета Яковлева, тогда называвшегося И-26, в серию на заводе № 301 в Москве, решили построить войсковую или «нулевую» серию для проведения испытаний, а 20 сентября Главное управление ВВС КА распорядилось готовить 11-й полк к приему новых машин.

Как следовало из документов, сборку первого истребителя закончили 22 марта 1940 г., а до начала июня все 11 машин, входивших в войсковую серию, покинули стены авиазавода. Машины оказались совсем «сырыми», недостаточно прочными. Так, после первых полетов по кругу на небольшой высоте, все истребители завели в ангар, где у них срубили носки крыла и заменили их новыми, усиленными. Устранялись и другие очевидные дефекты конструкции – сказалось отсутствие опыта коллектива ОКБ в создании истребителей, ранее занимавшегося преимущественно легкомоторными самолетами.

Для проведения войсковых испытаний в начале октября 1940 г. на подмосковный аэродром Кубинка, где базировался 11-й иап подполковника Г.А. Когрушева, прибыла бригада испытателей: от НИИ ВВС – инженер-летчик Н.И. Максимов, от ОКБ Яковлева – ведущий инженер К.В.Синельщиков, от серийного завода – инженер Б.С. Ферейн. Сформированная бригада работала исключительно споро и слаженно – за неполных два месяца основной объем работы удалось выполнить, войсковые испытания завершились до первых сильных снегопадов в Подмосковье. Перед началом полетов летный состав изучил материальную часть на заводе, каждому летчику дали возможность совершить по 4 – 5 полетов на учебно-тренировочном истребителе УТИ-26, который разработали также в ОКБ Яковлева и теперь перевезли в Кубинку.

За время испытаний было произведено 1222 полета с общим налетом 392 ч, куда входили полеты по кругу, на большую высоту, ночные полеты, вылеты на ведение учебных воздушных боев с наиболее массовыми в то время истребителями И-16 и И-15бис, на отработку групповой слетанности… С одной стороны, испытания выявили ряд существенных дефектов, как недостаточная прочность пневматиков колес шасси, повышенная температура в кабине, отсутствие посадочной фары, серьезно усложнившее эксплуатацию самолета ночью.

С другой стороны, истребитель легко осваивали строевые пилоты, отметившие его устойчивость, легкость выхода из штопора без запаздывания, простоту выполнения расчета на посадку. Вооруженный пушкой и двумя синхронными пулеметами, И-26 примерно на 100 км/ч превосходил И-16 в максимальной скорости на всех высотах, и при этом был в целом проще, чем предшественник, который наш летный состав хорошо освоил, оказался доступен летчикам средней квалификации, составлявшим большинство в наших ВВС.

Среди личного состава 11-го иап служило немало хорошо подготовленных, опытных летчиков, как капитаны А.И. Негода и П.Т. Логвинов, ст. лейтенант Н.Г. Кухаренко (по 300 – 400 ч налета у каждого), но лучшим из лучших, по мнению командира 24-й авиадивизии, затем возглавившего 6-й корпус ПВО Москвы, был капитан К.Н. Титенков. Его характеризовали как отлично тренированного пилота, подлинного мастера пилотажа, филигранно выполнявшего такие сложные фигуры, как управляемая восходящая бочка, что свидетельствовало об отличном владении своим истребителем.

Хотя летчики ПВО Москвы освоили новые самолеты гораздо лучше, чем их коллеги в частях фронтовой авиации, последние предвоенные недели проходили в напряженной боевой учебе, отработке тактики боя днем и ночью. Мало что изменилось после начала боевых действий. Не всегда все проходило гладко – 24 июня 1941 г. потерял пространственную ориентировку и разбился при вынужденной посадке мл. лейтенант С.С. Емельянов. А лейтенант С.С. Гошко открыл счет побед на Як-1; находясь 2 июля над аэродромом в районе Ржева, он вступил в бой с неприятельским разведчиком. Сбить врага пулеметно-пушечным огнем не удалось, и тогда Степан Семенович таранил «хейнкель», а затем приземлился на своем истребителе с поврежденным винтом в поле. Среди пяти членов погибшего немецкого экипажа был и военный корреспондент, собиравшийся запечатлеть советскую столицу с воздуха.

Количество истребителей под Москвой постоянно возрастало. На 1 июля 1941 г. имелось 603 истребителя, включая 83 Як-1, а 17 июля 719 и 117, соответственно. Когда в ночь на 22 июля люфтваффе осуществили первый массированный налет на советскую столицу, десятки «яков» вместе с истребителями других типов заблаговременно поднялись в воздух на патрулирование. Отличился тогда капитан К.Н. Титенков, который вместе со своими ведомыми лейтенантом В.Д. Лапочкиным и мл. лейтенантом В.В. Бокачем атаковал и сбил у деревни Дорохово флагманский немецкий бомбардировщик; командир отряда 4/KG55 обер-лейтенант О.-Б. Хармс и его экипаж погибли у Рузы.

К сожалению, прекрасному воздушному бойцу не было суждено встретить день Победы – во время вылета 10 октября 1941 г. внезапно резко изменилась погода; при сильном снегопаде Як-1 разбился, немного не дотянув до своего аэродрома. Это был 172-й боевой вылет летчика. Капитана Константина Николаевича Титенкова за 4 личных и 2 групповых победы вскоре удостоили звания Героя Советского Союза (посмертно) – единственного в 11-м иап. К осени, когда развернулось вражеское наступление на Москву, сводки успели рассказать о летчиках-героях в кабинах «яков».  

Первым кавалером ордена Ленина на Як-1 стал лейтенант П.А. Мазепин, сбивший два вражеских самолета. После напряженного боя 4 июля, он вывел подбитый истребитель из штопора и посадил у Великих Лук. Летчика направили в госпиталь, но от полученных ран он в тот же день скончался. 25 июля капитан П.Т. Логвинов и лейтенант Б.А. Васильев заявили об уничтожении двух разведчиков врага, один из которых был потом перевезен с места вынужденной посадку у Истры и установлен на площади Свердлова в Москве для всеобщего обозрения. Еще через несколько дней за таран вражеского двухмоторного самолета Борис Васильев был удостоен ордена Ленина. Всю войну сражался в войсках ПВО лейтенант В.Д. Лапочкин, который налетал более 1000 ч днем и почти 350 – ночью, освоил пилотаж в облаках и на больших высотах, одержал 3 личных победы и 4 в группе; уволился в запас после войны в звании полковника…